MarkizaDeKorsh
Надежда - самая великая и самая трудная победа из всех, какие человек способен одержать над своей душой.

Автор:Markiza De Korsh
Бета: Pushinki[n]ss
Название: Укрощение строптивого.
Рейтинг: NC-17.
Пейринг: Саске/Наруто, ???/ Наруто и многие другие (будут почти все)
Жанр: Приключения, история (кому как, а мне история), баталия, юмор (это понятие растяжимое)




Сентябрь 1631 года пришел к форту Да Гравиль вместе с черными пороховыми тучами, запахом свежей крови и предсмертными криками товарищей. Погрязшие в войне за честь, родину и свободу, они бились до конца, позабыв о ярком солнце, свежем воздухе, вкусной еде и спокойствие за завтрашний день. Уже как пять недель бравые войны Аджельского короля сдерживали приступы на осажденный форт. Пятитысячное войско, что вступило в Да Гравиль в начале августа, таяло с каждым днем нескончаемых схваток с завоевателями.
Как говорили многие из оставшихся воинов, единственный человек, который заставлял вновь подниматься и идти в бой, чье мастерство стратега, невообразимая сила зверя во время битвы и умение найти нужные слова перед сражением, чья уверенность в победе передавалась каждому войну, был старший офицер Удзумаки Наруто.Его слова поднимали дух перед новой атакой Брагбергских захватчиков. Но как бы ни старался Удзумаки, на какие бы хитрости он не шел, а силы врагов были слишком велики, и численность их превышала самих аджельцев более чем в десять раз.
Воздух был пропитан смесью запахов жженого пороха и гниения трупов. Офицер Удзумаки стоял на полуразрушенной широкой крепостной стене, вглядываясь вдаль, где мерцали огоньки брагбергских лагерей. Все его мысли крутились вокруг одного: «Как спасти людей»? С самого начала, как его отец, король Аджеля, направил его сюда с таким небольшим количеством солдат, он понял, что идет на гибель, но пойти против короля Удзумаки не мог. И сейчас, когда в его распоряжении остались чуть больше тысячи людей, он пытался придумать план спасения.
- Наруто… - раздался тихий голос за спиной ушедшего в отчаянные мысли парня. Офицер повернулся, и два сапфира, блеснув в рассеянном свете луны, внимательно посмотрели на измазанного в грязи и запекшейся крови молодого мужчину лет двадцати шести - двадцати семи.
- Киба… - почти шепотом произнес он и подошел ближе к своему другу. Вмиг в душе что-то защемило, а на волю, разрывая глотку, вырывались слова правды, разлагающие нутро Удзумаки. – Как все тяжело…
- Я знаю… Сам не могу поверить, что скоро придет конец… - вздохнул он. – Знаешь, никогда до этого не задумывался о смерти. А сейчас… Сейчас страшно. Ведь, что там, наверху? Правда ли , что воины, умершие в бою, отправляются в лучший мир?
Инудзука Киба устало улыбнулся и положил руку на плечо лучшему другу, которому совсем недавно, буквально шесть недель назад, навязался сопровождающим на форт в Да Гравиль.
От его слов Наруто стало еще тяжелее. Он отвернулся, направив свой взгляд на внутренний двор, где с одной стороны большой кучей лежали разлагающиеся трупы, а с другой располагались тяжело раненные. От этого зрелища стало не по себе. Нет, не из-за омерзения к умирающим людям и просящим быстрой смерти калекам, чьи конечности кинули гнить в ту самую большую кучу, а из-за собственной неспособности изменить ситуацию. Все его попытки послать гонца к отцу не оправдали себя: большинство посыльных были незамедлительно убиты по пути к спасению форта, а те единицы, кому удалось прорваться, так и не вернулись.

- Я должен, я обязан что-нибудь придумать. – проговорил парень, закрыв глаза.
- Наруто, - Младший офицер Инудзука приобнял невысокого парня с пшеничными волосами,- слишком поздно что-то придумывать. Вот только мне тебя жалко. Ты еще совсем мальчишка! Боже, Минато просто изверг! Отправить воевать своего восемнадцатилетнего сына! Ну, что ж, можно порадоваться за него, он избавился от тебя!
Да, действительно, король Намикадзе избрал лучший способ уничтожить своего внебрачного сына, при этом оставшись вне подозрений народа, так нуждающегося в поддержке в это мрачное время войны с сильнейшей империей континента.
Черную бездну ночного неба начали разрывать редкие светлые облака, отражающие свет восходящего солнца. Все знали, что как только наступит рассвет, начнется новый приступ. Он будет последним. Оставалось всего два часа. Каких-то два часа и жизни стольких людей оборвутся. Наруто лихорадочно обдумывал план действий. Уставший за долгие бессонные ночи мозг отказывался действовать.
- Я пойду, проверю донжон, там вроде еще осталась пара бочек с порохом…
- Удачи… - грустно улыбнулся одними уголками губ Наруто и вновь закрыл глаза, чтобы сосредоточится на плане. Но этого ему не дал сделать громкий крик со смотровой башни:
- Брагбрецы! Гонцы Брагберга идут!
Удзумаки резко обернулся и подошел к краю крепостной стены. Действительно: по серой, выжженной в некоторых местах поляне стремительно скакали на Да Гравиль три всадника. Их черные плащи – знак неизбежной смерти для врагов, развивались на ветру в такт гривам их вороных скакунов. Вскоре они прибыли ко рву, окружающему форт. Один из всадников опустил капюшон. Длинные светлые волосы взметнулись вверх и начали красивыми волнами развеваться на ветру. Даже с десятиметровой высоты каменной стены Наруто видел ту издевательскую усмешку, что дарил ему Брагбергский генерал Дейдара.
- Ну что, господин Удзумаки, мы будем выходить или так поговорим? – крикнул тот, улыбаясь, и сложив ребра ладоней вокруг рта для улучшения громкости и четкости своих слов.
Сказать, что весь вид Дейдары олицетворял уверенность в победе, знчит ничего не сказать. Он просто сиял от торжества скорой гибели Да Гравиля. Это сильно раздражало Наруто. Он что было силы, стиснул кулаки и, подойдя к самому краю крепостной стены, заорал:
- Ха! Господин Дейдара, я не настолько рад Вас видеть, чтобы выходить к Вам! Надеюсь, вы не ожидали, что я встречу вас с бочкой вина и теплым хлебом?
- Как всегда язвите, Удзумаки! – Выкрикнул длинноволосый блондин, сам тем временем думая про себя: «Ну, недолго тебе осталось!»
- Ничего против этого не имею! – весело проговорил парень, еще сильней сжимая кулаки.
- Ну, что ж, не мне учить вас манерам. Хотя я бы преподал бы вам пару уроков. Ну, да, ладно. – Последнее генерал сказал уже сам себе. Все это – прелюдия, главное передать сообщение от Главнокомандующего.
- Вы с каким-то поручением, или просто решили прогуляться? – спросил Наруто, сам поражаясь своему дерзкому тону и той смеси из совершенно противоположных чувств, комом проходивших по его внутренностям. Вдруг, словно как по приказу, с пронзительным криком на протянутую руку Дейдары приземлилась большая белая птица. Вцепившись когтистыми лапами в хозяина, она сложила расправленные крылья. Генерал тут же вытащил из-под черной мантии запечатанный свиток и, прицепив к правой ноге пернатой, с не подавляемой ухмылкой на лице подкинул птицу. Тут же расправив крылья, она взметнулась вверх, по направлению к Наруто. Пронзительный крик белого сокола разорвал тишину, что творилась в форте. Непроизвольно сделав шаг назад, Удзумаки протянул руку, на которую незамедлительно села птица. Вытащив свиток , парень подбросил сокола. Тот снова устремился ввысь , улетая прочь от этого, пронизанного предсмертным запахом, места. Наруто развернул небольшой свиток из пергаментной бумаги.
«Старшему офицеру Удзумаки Наруто.
Сегодня на рассвете, мы ворвемся в Да Гравиль.
Если Вы не сдадитесь и не признаете поражение, падут все.
На кону жизни тысячи людей.
Главнокомандующий Первой Армией
Брагбергской Империи, Граф Учиха Саске.»

Наруто нервно сглотнул. Руки непроизвольно затряслись. Как же близок конец. Но ,нет, Удзумаки знал, что его форт никогда не сдастся, падет до последнего защитника, но не сдастся. Поэтому, после секундного волнения, он тут же кинул взгляд на внутренний двор, где внимательно смотря на него, находилась тысяча солдат. Нет, аджельцев. Как бы ни хотел офицер спасти этих людей, но никто из них ему никогда не простит, если он сдаст Да Гравиль без боя. Решение, хоть и столь болезненное, последовало само собой.
Наруто замахнулся и, приложив немало сил, выкинул свиток в ров, окружавший форт. Затем, подойдя к краю стены, выкрикнул:
- Передай Учихе, что Да Гравиль никогда не сдастся! Чтобы это произошло, вам придется поставить Уздзумаки Наруто на колени, чего никогда не случится! А теперь катитесь-ка Вы в свой лагерь!
После этих громких слов форт словно разорвался в радостных криках его воинов.
Но эту радость посланники Главнокомандующего не разделяли. Дейдара лишь пожал плечами и, ухмыльнувшись, кинул уже поворачивая лошадь обратно к лагерю:
- Ты – глупец! У тебя был шанс спастись, но теперь всех вас ждет смерть! Но твои слова я передам. Готовься принять участь, Удзумаки!
С этими словами Генерал Дейдара и два его неизменных спутника отправились в даль, с каждой минутой светлеющего, поля.
Мир вокруг начал наполнятся дневными красками, а пасмурное небо преображалось, становясь все ярче. Наступало утро. Но с каждым часом на аджельцев находило странное напряжение и волнение перед смертельным боем.
До рассвета оставался какой-то час.