15:28 

MarkizaDeKorsh
Надежда - самая великая и самая трудная победа из всех, какие человек способен одержать над своей душой.
Автор:Markiza De Korsh
Бета: Pushinki[n]ss
Название: Укрощение строптивого.
Рейтинг: NC-17.
Пейринг: Саске/Наруто, ???/ Наруто и многие другие (будут почти все)
Жанр: Приключения, история (кому как, а мне история), баталия, юмор (это понятие растяжимое)
Предупреждения: AU, OOC, OC, дальше время покажет.
Саммари: Всепоглощающая Брагбергская Империя - жестокий захватчик стран Южного континента, после многочисленных побед направил свои когтистые лапы на Королевство Аджель. И что же встало на пути Первой Армии Брагбергской Империи? Форт Да Гравиль. А точнее, молодой внебрачный сын короля, старший офицер Удзумаки Наруто. Под его командованием удается долгое время сдерживать приступы завоевателей. Но силы были не равны, а потери огромны. Близится последний рассвет – время, когда Да Гравиль должен пасть перед ногами Главнокомандующего.
Размещение: С шапкой куда угодно!

- Что ты только что сказал? – воскликнул Киба, отшатнувшись от друга. Все остальные только внимательно всматривались в своего капитана, пытаясь найти на его лице признаки сумасшествия. Но, нет, Удзумаки был уверен и непоколебим в своем решении. Сравнив свои знания, схему Да Гравиля, строку из Оды и надпись под ней, он надеялся, что правильно понял и разгадал секрет, скрывавшийся столь долгое время в сенах форта. Наруто прекрасно понимал серьезность всей ситуации. Если его суждения - ошибка, то форт падет в первые часы, если нет - у них будет шанс.
- Слишком рисковано , Наруто… - вздохнул Рок. Он никак не мог понять причины, по которой Удзумаки решился на такой отчаянный шаг. И уже было начал жалеть о том, что подпустил Наруто к книгам, о своем вмешательстве и о содействии в разгадке этой «тайны», за которой стояла надежда на спасение, но вдруг Наруто резко развернулся от карты к мужчинам и со всей уверенностью, какая только может быть у этого бесстрашного человека, произнес:
- Друзья, я всегда думал, что вы верите в меня и мое слово! Сколько раз каждый из вас прислушивался к нему! Разве я когда-нибудь подводил вас?! – он сжал в кулаки худые пальцы так , что кожа на костяшках побелела. – И в этот раз просто доверьтесь мне!
- Но, Наруто! Разрушать стены собственного форта – это неслыханная глупость! Тем более северной и южной части! Они вообще почти уничтожены под натиском брагбергских пушек! И если мы станем уничтожать их, то обречем Да Гравиль на ужасную участь! – почти кричал Киба. Он подошел ближе к своему другу и положил руку на его плечо. – Наруто, ты совершаешь ошибку. Думаю, все сейчас поддержат меня. Давай вернемся к предыдущему плану? Начнем с защиты северной и южной стен, поставим стрелков на эти части и укрепим ворота? А там что будет… - во взглядах товарищей читалось полное согласие со словами Инудзуки. Удзумаки это прекрасно понимал, и буря эмоций снова захватила его. «Не верят в меня. Они не хотят верить в меня…» - билась лишь одна мысль в голове. К горлу подкатил комок. Неприятный игольчатый комок, из-за которого Наруто не мог выговорить ни слова без хрипотцы, а это не положено старшему офицеру. Рука Кибы дрогнула вместе с самим ее обладателем, принося Удзумаки еще больше страданий и поводов для угрызения самого себя, и чуть сжала плечо друга, когда Наруто, делая недолгие паузы, как можно более холодно произнес:
- Офицеры Инудзука, Ли, Нара,Такаба, как старший офицер и командир форта Да Гравиль, которому принадлежат все права на командование войсками, приказываю вам, немедленно подчинится моему слову, иначе вы незамедлительно станете изменниками родины и предателями. – все ошеломленно посмотрели на Наруто. Никто не произнес ни слова. Удзумаки больше всего не хотел попадать именно в эту ситуацию. Он ненавидел вынуждать. Но сейчас придется прибегнуть к ожесточенным мерам. – Рок Ли, Инудзука Киба, вашим подразделениям предстоит направить пушки на северные и южные стены. Будете палить по основанию башен одновременно с имперцами. Нара, охраняете ворота. Будем укреплять их трупами солдат. Такаба, твоя задача состоит в том, чтобы сохранить остальные малоповрежденные стены – западную и восточную. Направляй все силы именно туда. Нужно приготовить арбалеты, масло для огненных стрел, пистолеты и порох. – Удзумаки круто развернулся к окну, в котором первые солнечные лучи разрезали сизую утреннюю мглу. – Нет времени ждать. Идем. – Последнее слово он прошептал , закрыв глаза и подставив свету свое юное лицо, еще не познавшее морщин и уродливых боевых ранений. Что-то в тот момент настолько заворожило его товарищей, что они не могли оторвать глаза от этого мальчишки, за какой-то месяц превратившегося из ненавистного бастарда короля Минато в брата, за чью жизнь каждый из них готов был отдать свою. Этого юнца, познавшего, в его неполные восемнадцать, всю боль и ужас, что простой человек приял бы за кару божью, не сломить ничем. Наруто всегда был максималистом. Его идеология проста: или все и сразу, или ничего и никогда. Даже сейчас он желал приблизить последний миг, показать, на что он способен, сделать все во имя страны и справедливости. «Наивный мальчишка, но он так чист душой и сердцем.» - вот что думал каждый из командиров, наблюдая за этими ясными глазами и открытой, заражающей добротой. И сейчас они не могли ничего поделать, кроме как согласится. Первым склонился непокорный младший офицер Инудзука.
- Эх, Наруто, Наруто… - он немного привстал, подняв голову и с ироничной улыбкой, продолжил. – Что ты только не придумывал, чтобы спасти наш форт… - он устало вздохнул. – Надеюсь, сейчас ты идешь по верному пути, ибо знаешь какова цена твоей ошибки… нашей ошибки, капитан.
Вскоре так же поступили остальные товарищи. Они склонились перед командиром и, улыбаясь, поклялись своей верою и жизнями защищать стены Да Гравиля до последнего вздоха.
- Благодарю вас, мои верные друзья! – поклонившись товарищам, произнес Наруто. Какая же радость и гордость обуревали его в тот момент. – А сейчас нам пора! – воскликнул он и отворил толстую деревянную дверь, делая свои последние шаги по ступеням этой башни.

***
- Главнокомандующий, предлагаю осаду врат, там их силы слишком слабы. – проговорил Дейдара, указывая на длинную широкую линию, подробного чертежа форта. Но Учиха только надменно хмыкнул, не обращая внимания на столь глупый, по его мнению, лепет генерала. После недолгой паузы Саске все-таки соизволил почтить присутствующих командиров его армии своим участием в дискуссии.
- Нападаем на северную и южную стены. Там ров менее глубок, мы его без особых преград преодолеем. Стрелки остаются на первом фланге, конница идет за ними. Выполняем операцию «Чидори». – в следующее мгновение сотня генералов узрела полные азарта черные, слово две бездны, наполненные мраком глаза Учихи Саске. – Всем взять оружие и готовиться к наступлению! – он развернулсяи вышел из шатра, наполненного быстро одевающимися, торопящимися скорее приготовиться к бою, людьми. Учиха оседлал своего верного черного скакуна и, легонько пришпорив того, поскакал вдоль шатров солдат, тем самым оповещая их о приближении нового и последнего приступа на форт.
«Скоро, Удзумаки, скоро. Ты поплатишься за все свои слова в мой адрес.» - ухмыльнувшись своим собственным мыслям, Саске поскакал быстрее, хлестнув коня ремешками поводьев. Время действовать пришло.
***
- Всем приготовиться! И, раз! Два! Взяли! – кричал один из солдат, забрасывая хладный труп убитого товарища на аккуратно возложенную стену из разлагающихся воинов Аджеля перед воротами. Готовясь к следующему бою, стрелки смазывали арбалеты, для лучшей точности попадания в цель, остальные солдаты заряжали оставшимся порохом пушки, мушкеты, точили свои шпаги и кортики. Всё было почти готово, когда в напряженной тишине застыл весь форт, вслушиваясь в пронзительный крик со смотровой башни.
- Идут! Брагбергцы идут!
Стрелки тут же подскочили и побежали на крепостную стену. Артиллеристы по приказу командиров Ли и Инудзуки направили свои пушки на стены форта. Остальные воины с нетерпением и ужасом одновременно ждали своего часа.
Наруто был одним из первых, кто увидел огромное нескончаемое море из отражающих солнечные лучи шлемов брагбергских воинов. Он стоял на крепостной стене с заряженным арбалетом и ждал, когда ненавистная армия приблизится на допустимое расстояние полета стрелы. Первыми шли, а, точнее, катили нацеленные орудия дальнего боя, стрелки. Наруто нервно сглотнул, кровь прилила к голове, сотворив легкое головокружение. Он должен был сделать первый выстрел, как знак начала приступа. Руки не желали подчинться и нажимать на курок. Но то, что должно было случиться, случилось. С характерным хлопком механизма натяжения стрела мгновенно покинула свое ложе. Миг и первый стрелок брагбегской армии упал на колени, издав предсмертный полукрик-полустон и, обронив свое оружие, свалился замертво. Будто не замечая умершего от меткого удара прямо в сердце воина, остальные солдаты зашагали по трупу, направляясь ко рву.
- Приготовились! Пушки к бою! Стрелки, начали! – крикнул Наруто, быстрым движением вытащив из кожаного колчана остроконечную стрелу, и, зарядив арбалет, прицелился для нового выстрела. Снова хлопок, наконечник вонзился еще в одну грудь, защищенную стальным щитком. Третий выстрел уже сопровождался сотней других. И тогда началась бойня…
Пробиваясь через тучи стрел, брагбергские солдаты докатили пушки и приготовились стрелять одновременно с северной и южно части. Их цель – разрушить стены и ворваться в форт. Дальше дело было за малым. Их количество превышало Аджельцев в десятки раз. Учиха через монокль наблюдал за происходящим на переднем фланге. Стоя на возвышенности, он, в сопровождении верного генерала и его свиты, следил за действиями своих солдат, совершенно не щадя их жизней.
- Осталось еще немого. – проговорил он. – Пушки разрушили почти все основание… Стоп, что это? Дейдара, чёрт, почему они рушат свою же стену?!Дьявол, их надо остановить! – вскричал Саске. Потом ругнулся и, пришпорив коня, ринулся в сторону форта.
Прячась за зубья крепостной стены, Наруто и его стрелки отбивались от врагов. Над их ушами свистели пули, но сами они берегли столь ценный порох на ближний бой, поэтому в их распоряжении оставались только стрелы. Прогремели первые пушечные выстрелы по ту сторону стены. Все внимание аджельских воинов на доли секунды было приковано к разрушающимся на глазах стенам. В полном смятении артиллеристы Да Гравиля, не понимая, зачем уничтожать собственную крепость, по приказу дали залп.
Раздавались громоподобные раскаты пушечных выстрелов, когда следуя за своим предводителем, стрельцы спускались по закрепленным на зубцах стен канатам. Послышался громкий треск, еще один удар пушечного ядра под основание башни ,и огромное строение под изумленные взгляды солдат накренилось и стало рушиться, разлетаясь каменными булыжниками, поднимая высокие клубы непроглядной серо-бежевой пыли. Отовсюду слышались победные крики брагбергцев.
Приготовившись к неизбежному столкновению с врагами, аджельцы вытащили из ножен свои шпаги. В немом, напряженном молчании раздался новый грохот – падение южной башни. Нервно сглотнув, Удзумаки еще сильнее сжал эфес своего боевого оружия. Он , как и остальные солдаты выжидающе всматривался в оседающий столб пыли. Но ничего не происходило. Ни один враг за целую минуту не появился в поле зрения. Непонимающе войны Аджеля стали вертеть головами, ища Наруто. Каждый вопросительно всматривался в напряженную фигуру капитана, стоявшего в первом ряду. Пыль оседала и, наконец, через полупрозрачную пелену можно было увидеть начищенные до блеска шлемы имперцев.
- О, Боже… - медленно проговорил Киба, опустив заряженный мушкет. Именно эти слова вылетали из уст удивленных Аджельцев.
Крича : «Ура», солдаты Брагберга десятками поднимались на каменные развалины и через слои пыли сами того не понимая прыгали в огромную яму. Слышны были только истошные вопли падающих. Радостные брагбергцы волной хлынули на уничтоженную стену, отправляясь прямо в бездну, даже не задумывались, что их там ждет неминуемая смерть. Древнее оружие – шанс восстановить равновесие между силами противников. Пыль уселась, показывая врагам их будущую братскую могилу. Солдаты, стоявшие в первых рядах, резко останавливались и пытались бежать, но огромную машину из многотысячного войска было не остановить. Они, как мотыльки, летящие на свет, упиваясь своей «победой», прыгали в пасть чудовищу из Адских глубин, пожирающему души грешников.
В смятении, с неподдельным восторгом, смешанным с удивлением и уважением к своему предводителю, стояли аджельцы и ,не шелохнувшись, стараясь даже не дышать, смотрели, как их враги сотнями просто падают в спрятанную древними мудрецами ловушку.
«Как он догадался?» - задавали себе вопрос люди, поражаясь находчивости своего капитана.
Первым очнулся от этого зрелища Такаба. Его сердце просто выскакивало из грудной клетки при виде неудачи брагбегцев. Смятение и злость затуманили его голову. Младший офицер резким движением вытащил свой мушкет из-за погонного ремня и пальнул в воздух, тем самым заставив опомниться своих подчиненных. Те внимательно посмотрели на него, готовясь выполнить любой приказ, ведь что только не сделаешь после увиденного. Они пожертвовали какими-то стенами, а получили тысячи мертвых вражеских тел.
- Бьем по цепям подъемного моста. – произнес холодным командным голосом Хизуки Такаба, первый шпион Главнокомандующего Учихи Саске. Сегодня он не справился с заданием и, пытаясь исправить эту недопустимую ошибку, решил опустить ворота и дать еще один проход в Да Гравиль своему господину.


Чтобы остановить своих воинов Учиха прибегнул к единственному и последнему способу. Главнокомандующий приблизился как можно ближе к своей, на глазах уменьшающейся, армии и, вытащил из кожаного чехла на боковой стороне седла золотой горн. Один его звук заставлял брагбергцев остановиться и готовиться к быстрому отступлению. Через секунду прогремела пронзающая мелодия. Солдаты Брагберга остановились и, не вникая ни в какие подробности и причины быстрого прекращения военных действий, ретировались. Но в этот самый момент, гремя разорванными цепями и набирая немалую скорость, падал огромный деревянный фортовый мост. Подув в горн еще раз, Саске направился к своим воинам.

Стена из людских трупов в одночасье была разрушена. Половина свалилась через мост, в глубокий ров, другая осталась лежать небольшим препятствием для наступающих врагов.
Наруто непонимающе обернулся. На упавшем мосту уже был слышен стук сотни копыт. В полном смятении он посмотрел на застывших подле него солдат. В тот момент Удзумаки просто не знал что делать. Широкие ямы уже были заполнены тысячами трупов настолько плотно, что по ним можно было пройтись и попасть в форт, что и сделали брагберцы, вернувшиеся после очередного сигнала горна Главнокомандующего.
- Начать обстрел! Всем приготовиться к ближнему бою! – очнувшись, громким звонким голосом закричал Наруто. – Ли,Киба, южная стена, Шикамару, Такаба , северная… Такаба? – последнее слово утонуло в начавшихся выстрелах. Как только через ворота ворвались уланы, Такаба, его товарищ, Хизуки Такаба, повернувшись лицом к «своим» солдатам, одним стремительным выпадом заколол одного из аджельцев.
- Ты что творишь?! – прорычал Удзумаки. Позабыв обо всем, он ринулся к Такабе, на ходу убивая брагбергских захватчиков. Глаза парня наливались кровью, когда он снова и снова лицезрел подтверждение предательства своего друга, убийствами верных ему воинов.
Словно нескончаемые полноводные реки одновременно с трех сторон прибывали имперцы, окружая в кольцо аджельцев.
- ТАКАБА, сукин сын!!! – заорал Удзумаки, окончательно потеряв Хазуки из виду. Но продолжить его поиски Наруто не смог. Окружив его, около десятка брагбергцев делали беспощадные выпады, пытаясь ранить. Но, благодаря быстрой реакции, старший офицер пригнулся и, развернувшись всем корпусом, полоснул по незащищенным ногам противников остроконечной шпагой. Мгновение, и льняная ткань на голенях залилась багровым цветом. Имперцы, как подкошенные падали, истошно завывая от боли. Не теряя времени, Наруто подхватил одну шпагу у раненного вражеского солдата и, яростно зарычав, с новой силой продолжил отбиваться от брагбергцев.
Его движения были красивы и пластичны, а удары точны и смертельны. Он не колол направо и налево в хаотичном порядке, подставляя спину, нет. Каждый шаг, словно в диком танце, превращал он в смертоносный выпад. Удары Удзумаки были настолько метки, что простое прикосновение его легкой шпаги было последним для врагов. Извиваясь и наталкивая врагов на лезвия шпаг и мечей их же соратников, он продумывал каждый ход. На кону была его жизнь. Ведь по всем канонам как только будет захвачен капитан осаждаемой крепости , бой прекратится.
- Оставлять всех живыми! – вдруг раздался громкий, забирающийся под кожу, пробирающий до костей голос. Это был только что ворвавшийся через главные ворота Главнокомандующий Учиха. Подняв вороного скакуна на дыбы, Саске выхватил из ножен свой знаменитый на всем континенте палаш. Оружие блеснуло гладкой сталью, и вмиг было вогнано в грудь аджельца, пытавшегося напасть на Главнокомандующего снизу. Не спускаясь с седла Учиха рубил направо и налево, оставляя изнемогающих раненых лежать позади. Взор его был направлен вперед в поисках старшего офицера Удзумаки Наруто.
Уже в который раз его окружили брагбергские солдаты. Но сколько бы он ни рассекал головы врагов, они все дальше и дальше уводили его к стене крепости, не давая сделать ни шагу к отступлению. Вскоре Наруто был загнан к каменной кладке огромного сооружения. Как зверь, он, издавая шипение, пятился назад, при этом успевая уклоняться от страшнейших ударов и нанося сам глубокие смертельные раны противникам. Но выход нашёлся сам собой. Позади имперцев показался измазанный в крови Инудзука. Увидев, что его командира прижали к стене, он, срубая на ходу уставшей за долгое время работы израненной рукой головы брагбергцев, захромал ему на встречу. В этот момент Наруто, заств врасплох противников, резко сделал три шага назад и, оттолкнувшись от каменной стены, с разбега прыгнул на впереди стоявшего солдата и, выбрав точкой опоры плечи этого громилы, сделал сальто вперед. Еще секунда и тонкое лезвие проткнуло насквозь имперского воина. Ухмыльнувшись, Киба вытащил свою окровавленную шпагу из остывающего тела. Очнувшись, солдаты Брагберга принялись хаотично размахивать шпагами и саблями. Прогремело несколько выстрелов. Наруто и Киба прислонились друг к другу спинами, защищая свой тыл. Не давая врагу подобраться ближе, чем на метр, они бились с нападавшими, пока их число не сократилось до нескольких человек.
- Как ты? – спросил Наруто, схватившись за руку товарища, нанес удар впереди стоящему имперцу. Удзумаки страшно устал, его правая нога была проколота, но рана, как показалось старшему офицеру, не серьезная.
- Все нормально… - прокряхтел Киба. Его движения стали намного медленнее, а удары слабее. Один из брагбергцев успел ранить его в грудную клетку. Инудзука тяжело дышал и уже практически ничего не видел. И если бы не дикий храп лошади над самой головой, он бы даже не заметил, что в его голову летит острое лезвие. Машинально отбив его, Киба сделал выпад, тем самым дернув Наруто, который отвлекся на нового брагбергского солдата. Но всадник на черном скакуне сделал еще один замах. Младший офицер успел пригнуться, увлекая за собой Удзумаки, который чуть отпустил друга и перенеся корпус вперед, смертельно ранил врага. Когда Киба взглянул в лицо своего противника, его передернуло. Это был Учиха Саске. Безжалостный убийца направил свой знаменитый палаш на Инудзуку в третий раз. Чертыхнувшись, Киба понял, что если увернется он, Наруто может погибнуть, ведь тот так положился за свою безопасность в тылу на Инудзуку, что даже не смотрит что твориться позади. Поэтому когда лезвие палаша снова полетело в него, он только направил свою шпагу для защиты от удара, но ее тонкий клинок не выдержал и обломился, а палаш проложил удар. Ранения было не избежать. С глухим стоном Инудзука упал на колени, отпустив локоть Наруто. Тот резко повернулся.
- Киба! – Уже не видя ничего и никого, закричал парень, увидев окровавленную голову друга. Инудзука лежал с закрытыми глазами и тяжело дышал.
- Прости, Наруто… – прохрипел он. Младший офицер был на грани обморока. Боль в виске била все меньше, а реальность уносилась прочь в долгий сон.
- К..киба! Черт, очнись,очнись! – закричал Наруто, кинувшись к другу, он упал на колени и принялся дрожащими руками «осматривать» тело товарища. Друг уже не мог ничего сказать, а пульс, который прощупывал Наруто на шее Кибы, не бился. Но вдруг наполненный горем Наруто почувствовал холодный метал на своей шее. Плоское лезвие прошлось по сонной артерии вверх к уху парня.
- Сразу сдашься или после своего поражения? – надменно хмыкнул Учиха и надавил палашом на кожу Наруто на шее. Появилась красная тонкая полоска, и свежая быстрая кровь хлынула из нее под уже багровую, измазанную грязью, сорочку. В голове бились слова Учихи, а глаза смотрели на Кибу и не могли оторваться от лица своего товарища. Он остался неподвижен, даже когда Саске надавил на его спину тяжелым ботинком.
- Я смотрю, ты так же жалок как и все остальные… Какая жалость. А оказывается Удзумаки Наруто трус. Неужели гибель твоего дружка так повлияла на тебя? – эти слова Главнокомандующий брагбергской армии сказал с такой желчью и ядом, что Наруто не смог стерпеть. Он быстрым движением схватил свою шпагу и, резко обернувшись, полоснул острым лезвием по воздуху, где каких-то полсекунды назад стоял Учиха. Тот только ухмыльнулся и нанес новый удар, от которого старший офицер увернулся и сделал средний выпад вперед. Палаш и шпага скрестились с характерным звоном. Приложив силу, Наруто попытался выбить оружие из руки Саске, но тот только хмыкнув, без особого труда сделал защитный блок, снова скрестив лезвия.
- Хм, как жаль, Вы моих надежд не оправдали. Фехтуете как девчонка. – он сделал новый выпад, заставив Наруто отпрыгнуть назад.
- Меня тошнит от Вас.- прорычал Наруто, заскрежетав зубами.
Учиха гнал Удзумаки к стене. Быстрыми атаками и закручивающими приемами. Но и старший офицер не отставал от него. Наруто еле справился с поглощающей разум болью и яростью. Как говорил его покойный учитель фехтования Джирайя: «Никогда не смей драться, если в твоем сердце кроме четкого понимания ситуации закралась злость и ненависть, иначе ты всегда будешь проигрывать…».Наруто плавными и точными движениями отбивался от молниеносных атак Учихи, при этом он старался его ранить, что заставляло Саске быстрее наносить удары. Они кружились в смертельном танце не давая передохнуть один другому. Учиха уже успел несколько раз полоснуть Удзумаки по рукам. Но раны были не столь серьезны, и казалось, что Главнокомандующий просто издевается над Наруто. Но и старшему офицеру тоже доводилось ранить Учиху пару раз в бок.
- Я подумал о вашем предложении. – закручивая лезвие шпаги Наруто, спокойно, будто они пьют чай на террасе его усадьбы, произнес Саске. Он с трудом, но все же гнал Удзумаки к стене. Отбиваясь от быстрых выпадов, Наруто понимал: этот «вальс» ведет враг.
- Каком еще? – выдохнул офицер, запрыгнув на деревянную лавку, оказавшуюся на его пути.
- Ну, как же. Всего лишь заставить Вас преклонить пред моим величием колено. – замахнувшись палашом, Саске заставил спрыгнуть Наруто с небольшой скамьи. На секунду Удзумаки потерял контроль над телом, чем воспользовался Учиха и сделал средний выпад. Вступив в контакт с клинком соперника, он произвел выбивающее движение против часовой стрелки. Шпага Наруто тут же вылетела из раненой в локте и кисти руки. Главнокомандующий еще с самого начала запланировал этот ход. Старший офицер упал на землю и попытался дотянуться до своего оружия, но Учиха со всей силы пнул его носком сапога в живот. Удзумаки отлетел на метр и ударился головой о каменную стену. Не торопясь, Саске подошел к пытающемуся встать сопернику. Засунув свой палаш в ножны, Учиха присел не корточки и приподнял за подбородок парня, в чьих глазах читалась необъятная ненависть к представителю императорского рода.
- Признай поражение и ты умрешь спокойной смертью. – прошептал Саске, всматриваясь в непокорные, налитые бессильной болью глаза. Как же Учиха долго ждал эту ярость достойную его. Но Наруто только молчал. Он сжал песок в правой руке. Как же парень хотел отомстить за смерть своего друга. Дождавшись подходящего момента, Удзумаки приложив свои последние силы, бросил песок в лицо Учихи. Что произошло дальше, Наруто помнил плохо. Но ощущение, что его долго еще избивали, плюясь грязными словами, не покидало его даже в обморочном состоянии.

Проснувшись, Наруто ощутил на себе железные оковы на затекших руках и ногах, которые вдавливались и натирали его конечности. Открыв глаза, он медленно приподнялся. Но не успел он даже поднять голову, как громкий, крикливый, противный голос заверещал:
- Он проснулся! Господин Сасори, он проснулся!
В голове Удзумаки забили тысячи молоточков. Боль усилилась, когда его грубо подхватили подмышки и куда-то поволокли. Кажется это была конюшня. Здесь страшно воняло лошадиными отходами и сенной пылью. Но ни в одном стойле не было слышно конского ржания.
«Уже успели разграбить…Твари…» - подумал про себя Наруто, когда его вытащили на улицу. В лёгкие ворвался свежий воздух. Удзумаки попробовал вырваться, но его с силой встряхнули и, пригрозив, что пристрелят, повели в сторону площади. Старший офицер охнул от увиденного. На небольшой выложенной брусчаткой площади, словно в загоне находились его солдаты, окаймленные вооруженными войнами Главнокомандующего. На деревянных подмостках стояли его связанные товарищи, на шеи которых были накинуты петли из прочных витых веревок, перекинутых через длинную балку над их головами. А около помоста на большом резном кресле, вынесенном из гостиной в крепости, облокотившись на руку, которая покоилась на подлокотнике, обшитом бархатом, сидел Учиха Саске, а около него, победоносно улыбаясь, стоял предатель Такаба. Как только Наруто повели через толпу к Учихе, все смолкло. Главнокомандующий ухмыльнулся и вальяжно закинул ногу на ногу, тем самым показывая, что сейчас все находится под его контролем.
- Как спала наша принцесса? – хмыкнул Учиха, рассматривая измученное лицо Наруто. Удзумаки только и мечтал, как бы съездить по этой гадкой физиономии палицей, чтобы навсегда убрать эту омерзительную ухмылку. Наруто ничего не ответил на эту дерзость и просто отвернулся. Рассмотрев лицо старшего офицера, Саске проследил за направлением его взгляда, и снова как-то приторно с издевкой произнес:
- Ну, как? Милая картина, не правда ли? Печально когда видишь лучших друзей в шаге от смерти и не можешь ничего сделать.
Наруто резко повернулся. В его голубых глазах была такая ярость и ненависть к Учихе, что даже Такаба перестал улыбаться и задумался, не может ли Удзумаки выбраться из оков.
- Ты еще смеешь издеваться надо мной! – зарычал он. Как же Наруто не хотел, чтобы его воины все это слышали, но Учиха специально выбрал именно это место, где каждый мог лицезреть эти победные насмешки над ним.
- Хм, ну что ты. Я даже еще и не думал об этом. – прищурив глаза, произнес Учиха.
- Урод… - прошипел Наруто. Как же он хотел, чтобы руки его были свободны.
- Какая непристойность, называть своего спасителя «уродом»! – выплюнул Саске. – Но сегодня я тебя прощу. Посмотри на этих людей, - он кивнул в сторону толпы и помоста. – Я приказал их не убивать. Но сейчас только от тебя зависит их дальнейшая судьба. Как ты знаешь, моя армия никогда не оставляет в живых пленников, но сегодня я предоставлю тебе возможность решить дальнейшую судьбу своих воинов. – Наруто выжидающе поднял взгляд на Саске, возлежавшего на широком кресле. – Всего лишь встать передо мной на колени.
Глаза Удзумаки расширились. Встать на колени перед врагом для аджельца означало предать свой народ. С этим действом ты переходишь во власть господина, перед которым пал на колени. Лишиться чести во благо людей. Во благо его друзей. В Наруто боролись два страшнейших чувства: гордость и любовь к людям, которые, как он считал, находятся под его опекой, и вся вина возлежит именно на нем.
- Что же ты решил? – насмешливо произнес Главнокомандующий. – Что ты выбираешь? Свою гордость или жизни семисот человек? – Наруто нахмурил брови. Он не мог перейти черту и пасть, просто не мог. Саске только улыбнулся и понаблюдав за переменами на лице офицера, махнул головой близ стоявшему солдату и произнес:
- Начните повешенье.
Удзумаки испуганно глянул на Учиху. Брагберец позвал еще нескольких воинов и,забравшись на помост, грубо схватили Рока, который все это время смотрел на Наруто. Ли гордо поднял голову и улыбнулся. Солдаты заставили младшего офицера взобраться на метровую бочку. Один из людей Учихи затянул петлю на шее мужчины. Но тот начал громко петь старую солдатскую песню. И даже когда его с силой ударили в живот, он все равно не переставал. Вскоре веревка была перетянута через балку. Наруто не мог поверить в это. Ему еще ни разу не было так страшно.
- Его жизнь в твоих руках. – Прошептал Саске.
Удзумаки сглотнул. В горле пересохло. А на громко певшего Рока надели мешок. Все аджельцы застыли в ужасе, а те, кто пытался вырваться из цепей , были жестоко втолкнуты обратно. Проверив прочность узла на шее Ли, солдат отдал приказ.
- Нет… - слетело с губ Наруто. Он до самого конца верил, что его проверяют на вшивость, и не смел даже повернуться. Имперец приложил не малую силу, чтобы выбить бочонок из-под ног Рока. Шикамару, который стоял в нескольких метрах от друга дернулся, крича: «Оставьте его!», но его остановили и стали избивать. Вдруг пение оборвалось страшным хрипом. Рок стал дергаться ногами.
- Прекрати! Прекрати это! – заорал Удзумаки, упав на каменную брусчатку коленями. Он зажмурил глаза. Все его тело трясло.
Учиха сделал один единственный жест. Солдат тут же одним движением сабли срезал веревку. Рок рухнул на деревянные доски, начав откашливаться и жадно вбирать воздух.
- Хм, а я думал, ты оставишь его умирать. – ядовито выплюнул Учиха.
Наруто зло посмотрел на Саске исподлобья. Тот только хмыкнул.
- Целуй. – произнес Главнокомандующий дернув ногой к лицу Наруто. Парень думал, что все издевательства над ним уже закончились, но не тут-то было. Чертыхнувшись, блондин чуть отодвинулся от него, вызвав смех у Учихи.
- Хочешь снова узреть, как подыхают твои друзья?
- Чертов ублюдок… - прошипел Наруто и медленно двинулся в нечищеному сапогу Саске.
- Так-то – победоносно произнес Учиха, когда до носа сапога Удзумаки оставалось каких-то несколько сантиметров. Не выдержав этого тона, парень взбесился и плюнул. Подняв голову, он издевательски улыбнулся. Это было последним, что он сделал. Озверевших Учиха тут же вскочил и, непристойно ругнувшись, ударил ногой в оплеванном ботинке по лицу мальчишки. И Узумаки, потеряв равновесие, упал, ударившись о камень затылком. Снова темнота стала поглощать разум Наруто. Тогда парень пожелал больше не просыпаться.
- Малолетний выродок… - прошипел Учиха и, присев на корточки, стер грязь с лица Наруто. Потом он, взяв его на руки, перекинул через плечо и, встав, направился к своему коню. Конь всхрапнул и сам пошел навстречу хозяину. Саске закинул старшего офицера между седлом и шеей коня, взобрался сам и, пройдясь, подошел к помосту, где стояли воины Аджеля. Подняв руку, Учиха произнес:
- Сегодня вы лишились самого ценного - вашего командира. По его воле я не убью вас сегодня. Удзумаки Наруто отдал за ваши никчемные жизни свою, а вы отделались только ранами. Помните это.
Произнеся свою короткую речь, Учиха Саске развернул коня и помчался к воротам. Его верные воины направились за ним на аджельских лошадях. Сегодня они лишились слишком многих товарищей. Свистнув Учиха, протянул руку, и вскоре на нее приземлился белый сокол. Просунув через кожаный ремешок пергаментный свиток, написанный Суйгетсу, Саске подбросил птицу в воздух.
- Дедара, думаю, с таким малым войском нам нужно вернуться обратно в Дальсегар. Прикажи собирать лагерь. Мы отправляемся через час.
- Хорошо. – кивнул генерал Дейдара и повернул коня в сторону лагеря.
Саске посмотрел на свой новый трофей, завоеванный в битве за Да Гравиль и, улыбнувшись каким-то своим мыслям, протянул руку и легонько провел пальцами по грязной сорочке необычайно красивого мальчишки. Он был весь в грязи и крови, но сила, что пряталась за юношеским телом, поражала Учиху. Ему вновь и вновь хотелось испытывать парня на прочность. Никогда еще Саске не ощущал такого интереса к личности. Это и удивляло. И теперь он с нетерпением ждал следующего пробуждения Наруто Удзумаки.

URL
Комментарии
2012-02-13 в 14:10 

Moneykiller
Ну почему я не умею то, что умеют все?
Безумно нравится. Я не умею писать длинные,красивые коменты, поэтому просто пожелаю вам удачи в написание фанфика, я бы даже сказала, рассказа...
Творите.:hlop:необращайтевнимания

2012-02-13 в 14:49 

MarkizaDeKorsh
Надежда - самая великая и самая трудная победа из всех, какие человек способен одержать над своей душой.
Moneykiller, верю! Такое было уже множество раз! За себя отвечать не могу, но пока горю желанием творить, он будет писаться!

URL
2012-02-13 в 15:46 

Moneykiller
Ну почему я не умею то, что умеют все?
За себя отвечать не могу, но пока горю желанием творить, он будет писаться!
Будем надеятся вы его допишите

     

ЦитАдель разврата или неизведанный мир моей фантазии.

главная